Римский альбом: заметки об архитектуре, нравах и обычаях имперских народов. Театр Марцелла.

Назад

Театр Марцелла

Once upon a time when crack was gold
And trip-hop tracks were on a platinum sold…

В те времена, когда крэк был как золото,
А трип-хоп треки продавались на платиновых дисках...

Вид на Театр Марцелла и Храм Аполлона Врачевателя со стороны Портика Октавии. Март, 2009.

Примерно за 2050 лет до описываемых в эпиграфе событий, которые не имеют никакого отношения к Театру Марцелла,  в его основание Цезарем были заложены первые камни. Вероятно, как предполагает Аманда Кларидж, Божественный испытывал некоторую зависть к театральной архитектуре, оставшейся после Помпея. Однако злополучные мартовские иды 44 года помешали ему самолично ввести объект в эксплуатацию.
Если Кларидж права, то это еще одно доказательство экстраординарости Цезаря, так как ни одному из известных впоследствии диктаторов не приходило в голову соперничать с противником таким способом, сооружая собственный театр, чтобы окончательно отвадить зрителя от политического конкурента и его памяти.
Мне чудится в этом глубокая и полная сарказма метафора - театр, устроенный римскому народу Цезарем, уж как минимум не хуже зрелищ, которые устраивал победитель Митридата. По ходу отметим, что Цезарь, дорожа общественным мнением римлян, предпочитает открывать новое заведение, а не уничтожать старое под предлогом реставрации или улучшения пожарной безопасности.
Что-что, а пожары, как мы знаем, в Риме бывали часто.

Вид на Театр Августова племянника со стороны Храма Аполлона Сосиева Врачевателя

1

Заканчивать "театральный проект" Цезаря берется Октавиан Август, который и дает театру дошедшее до нашего времени имя "Театр Марцелла".
Марцелл, как известно, был сыном сестры Октавиана, прекрасной Октавии, и, по всей видимости, должен был стать наследником императора, если бы не преждевременная кончина в 23 году до Р. Х.
Знаменитые Игры 17 года (Ludi Saeculares) проходят на его арене, однако, как предполагают исследователи, театр был в полном объеме открыт только в 13 или 11 году до Р. Х.

Театр Марцелла. Современная реконструкция.

2

http://www.indiana.edu/~c494troy/maps/theatre_of_marcellus.jpg

По разным оценкам, он мог вмещать от 15 до 20 тысяч зрителей. Однако после заката Западной Римской Империи он часто использовался не по назначению. Так, в 11 и 12 веках римский клан Пирлеони (Pirleoni) использовал его руины для постройки собственного замка, возвышавшегося между Тибериной и Палатином. В 1368 году "театр-замок" переходит в собственность семейства Савелли (Savelli), которые в 1519 году привлекают архитектора Бальдaссаре Перуцци (Baldassare Peruzzi) для его преобразования в типичный палаццо Ренессанса. Наконец, очередной этап театральных перестроек приходится на 1926 -1932 годы, когда нижняя часть фасада, состоявшего когда-то из 40 + 1 арочных сводов, была открыта для публики.
В данном случае не могу не согласиться с решением Муссолини, изгнавшего мелких лавочников и торговцев трикотажем из нижних этажей театра, который сегодня даже в дождь (о, эти бесконечные римские дожди!) выглядят величественно и мрачно.

Слоеный пирог истории, который представляет собой театр и его район, может быть наглядно продемонстрирован куском западной стены соседнего строения, где, под слоем современной штукатурки проступает древнеримский кирпич, а флаг Итальянской Республики соседствует с куском античного фриза.

Любопытно, что театральный бум, охвативший Империю в Первом Веке Р. Х., во многом начался с открытия именно этого театра, чьи пропoрции использовались для возведения множества подобных театров в имперских провинциях, а Табулярий (Tabularium) был впоследствии скопирован в увеличенном масштабе флавианскими архитекторами при сооружении Колизея.

Табулярий Театра Марцелла.

Еще одной приятной особенностью квартала вокруг Театра Марцелла является нагромождение столь любимых мной архитектурных обломков. Среди них можно встретить и колонны разных ордеров и нео-коринфские капители Северов с орнаментом в виде горящих факелов; флавиевский декоративно-флористический подход здесь соседствует со скупой сосредоточенностью Аврелианова времени.

Чего стоит только один сиротливо громоздящийся на колонне римский орел в кольце стен Вечного Города! Явный знак того, что Империя перешла к обороне.

Впрочем, не меньшим удовольствием является возможность рассматривать под дождем в телевик выходящих из церкви Пескерья современных римлянок.
Однако это уже совсем другая история...

Назад

 
статистика