Римский альбом: заметки об архитектуре, нравах и обычаях имперских народов. Долиной Колизея.
Часть Первая. Сан Клементе и окрестности..

Назад

Долиной Колизея.
Часть Первая. Сан Клементе и окрестности.

Примечание: Писать о таком памятнике, как базилика Сан Клементе, очень непросто. Его почти двухтысячелетняя история, где самостоятельную ценность представляют древнеримский, раннехристианский, средневековый и другие слои, не оставляет шанса охватить их все в одном очерке.
Более того, теснейшая связь памятника с церковной и политической историей Рима, не говоря уже о многочисленных шедеврах живописи и пластики, располагающихся под его крышей, не позволяют делать пространные отступления от заданной темы, ибо опасность "потерять нить" и (или) утомить читателя перечислениями-  велика.
В конце концов, по Сан Клементе сушествует обширная библиография и даже простой поиск в сети позволяет узнать очень многое. В связи с этим, я предпочел разбить заметки о Сан Клементе на несколько частей, сконцентрировавшись больше на мыслях, которые занимали меня в момент посещения базилики, чем на перечене исторических дат и фактов. Поскольку фотографирование внутри Сан Клементе обычно строго запрещено, я хотел бы выразить благодарность В. Кузнецову, предоставившему мне несколько фотографий "внутренностей" базилики из своей недавней поездки.

1

Если бы памятники Рима можно было бы оценивать по шкале исторической универсальности, то, несомненно, базилика Сан Клементе получила бы один из высших баллов. Ибо то, что называется "базиликой", по сути представляет собой гигантскую шахту, выдолбленную в двухтысячелетней породе времени Вечного Города, огромный многоуровневый комплекс, скрытые сокровища которого интересны представителям разных групп, профессий и сообществ.
Так, православный паломник стремится туда поклониться мощам автора кириллицы; случайно оказавшийся в Риме, раскаявшийся сепаратист ИРА заходит  побеседовать с ирландскими монахами, управляющими приходом с семндацатого столетия; любитель Ренессанса торопится к полустертым фрескам Мазаччо; и, наконец, энтузиасты римской старины на глубине около 18 метров под уровнем земной поверхности спорят, могла ли площадь располагающегося там митреума быть использованa под помещение монетного двора во Втором и Третьем веке.

2

Сан Клементе и Колизей. Спутниковая съемка. Google Maps, 2011.

Названная в честь одного из первых пап, одинаково чтимого православным и католическим преданием, Святого Климента, бывшего третьим после Апостола Петра местоблюстителем римской кафедры, базилика располагается на площади, занинаемой более ранними римскими строениями, установить точную принадлежность которых не представляется возможным.
По мнению некоторых исследователей, Святой Климент мог быть рабом или вольноотпущенником раннехристианского мученика Тита Флавия Клемента (Titus Flavius Clemens), племянника императора Домициана. Bозможно, территория, занимаемая Сан Клементе сегодня, входила в ряд его домовладений.
С другой стороны, по гипотезе, высказанной в работе такого выдающегося знатока древнеримской топографии, как Филиппо Коарелли, в до-Флавиевскую эпоху, площадь комплекса покрывалась периметром Золотого Дома Нерона, а после сооружения Цирка Флавиев (Колизея) там мог располагаться армаментарий (оружейные комнаты  гладиаторов - прим. С. Чаплина).
В ходе раскопок подземных руин под уровнем более ранней базилики Сан Клементе, был обнаружен ряд строений "до-нероновского" времени, уничтоженных знаменитым пожаром 64 года. В пользу версии с армаментарием говорят расположенные по соседству с Сан Клементе остатки небольшой арены, Ludus Magnus, предположительно использовавшейся для упраженений гладиаторов и боев малого масштаба, для которых не требовалось открывать арену Большого Цирка. На приводимом выше спутниковом снимке из Гугла полукруг Ludus Magnus хорошо просматривается в начале улицы Сан Джованни ин Латерано, располагаясь всего лишь в нескольких сотнях метрах от базилики.
Представляется маловероятным, чтобы патриции из рода Флавиев имели домовладение, расположенное столь близко к такому беспокойному местy, как казармы и арсенал гладиаторов.

Вид на полукруг Малой Арены сегодня. Дальнейшим раскопкам мешают современные жилые дома. Август 2010. Фотография С. Чаплина.

3

Почему я считаю необходимым акцентировать пространственную связь базилики Сан Клементе с Малой и Большой аренами? Всем известно, что значительная часть истории раннего христианства есть история мучеников, достойно встретивших смерть в пыльном мареве римских цирков. "Кровь на арене", выглядящая как голливудский эпизод из древнеримской истории, оказывается ключом к пониманию причин победы христианства.
Как писал в своем предсмертном письме, отправленный императором Траяном на растерзание дикими зверями в Колизее, священномученик Игнатий, “Я — пшеница Божия. Пусть измелют меня зубы зверей, да сделаюсь чистым хлебом Христовым”...

То, что сегодня кажется беспечной римской улицей, забитой тратториями и энотеками, в древности вполне могло быть последним отрезком земного пути для многих сотен христиан, подгоняемых бичами надсмоторщиков к украшенной пестрыми флагами чаше флавиевского Цирка.
Могла ли самая первая из всех “базилик” Сан Клементе быть построена на месте погребения неизвестного раннехристианского мученика, казненного на арене Колизея?...

Вид на Колизей со стороны Сан Клементе. Август 2010 г. Снимок С. Чаплина.

4

5

По распространенному убеждению, христианство утверждало себя в Риме преимущественно как религия мигрантов и городской бедноты. Однако, как показал в своей работе еще Ланчиани,

http://penelope.uchicago.edu/Thayer/E/Gazetteer/Places/Europe/Italy/Lazio/Roma/Rome/_Texts/Lanciani/LANPAC/1*.html#sec3

случай консула Тита Флавия Клемента, казненного Домицианом, а также Мания Ациния Глабриона (разделившим консульство с Траяном в 91 году), бившегося на арене со львом и двумя медведями, показывает, что христианская вера и этика начинали привлекать выходцев из ортодоксальной римской аристократии.

История мученичества самого Святого Климента известна из апокрифической традиции. Согласно неканонической версии "Деяний", Святой Климент в правление Траяна (98-117 гг.) ссылается в Крым, “на рудники”, однако, его горячая проповедь христианства в тех краях столь успешна, что римская администрация вынуждена пересмотреть приговор, замeнив ссылку смертной казнью. Этот эпизод передан на фресках левого нефа "верхней" базилики. Солдаты Траяна бросают Святого Климента в море, привязав его к корабельному якорю...

Однако, по мнению такого автора, как Евсевий Памфил (Четвертый Век), Святой Климент умер своей смертью в Риме в 101 году после девяти лет миссионерской деятельности. Впрочем, возможно, что ошибается как раз Евсевий, и Климент действительно был казнен в Крыму, или же речь идет о другом священномученике, носившем аналогичное имя .
Как бы то ни было, авторитет Святого Климента Римского, бывшего прямым учеником Святого Петра, автором "Первого Послания к Коринфянам" (авторство "Второго Послания", иногда приписываемого Святому Климентy, сегодня оспаривается большинством патрологов) в византийскую и раннесредневековую эпоху очень высок.
Подробнее об истории Св. Климента можно посмотреть здесь

http://krotov.info/spravki/persons/01person/klim_rim.html

Одним из ключевых моментов в истории базилики Сан Клементе да и, пожалуй, всей византийской истории Девятого Века является момент обретения мощей Святого Клемента в Херсоне святыми Кириллом (Константином) и Мефодием, отправленныx Михаилом Третьим в хазарские земли для распространения благовествования о Христе.

6

Cолид Михаила Третьего, отчеканенный в Константинополе и показывающий его вместе с его матерью, Теодорой.

http://www.acsearch.info/record.html?id=25067
Михаилу Третьему, получившему прозвище "Пьяница", досталось от последующих историков, однако, по моему мнению, eго политика во многом способствовала расцвету византийской культуры. Его любовные отношения с "дочкой викинга", датчанкой Евдокией Ингериной, рождают ассоциации с галантным веком Короля Солнца. В любом случае, он мне гораздо симпатичней, чем его убийца и тиран Василий Македонянин…
Но вот, что пишет о миссии святых Кирилла и Мефодия в Крым такой исследователь как Уханова, “обретение мощей св. Климента было одним из звеньев целенаправленной внутренней и внешней политики Византии, а Херсонес, находящийся на окраине империи, стал в тот момент центром внимания византийских правящих кругов.  Лишь недавно Г.А. Хабургаевым было высказано мнение о более важном значении обретения мощей св. Климента для просветительской миссии Солунских братьев. Он выказал нетрадиционную для современной историографии мысль о том, что просветительскую деятельность у славян Константин и Мефодий начали по собственной инициативе, без ведома на то византийского императора и патриарха. Последние, по мнению исследователя, к этой миссии не имели никакого отношения. Оправданием и благословением деятельности просветителей были найденные Константином мощи св. Климента, которые братья возили повсюду с собой. Принесенные Константином в Рим вместе с первыми славянскими богослужебными книгами, они освятили в глазах Римской церкви новую славянскую азбуку”.
Цитируется по http://krotov.info/history/09/3/uhanova.html

Идея, согласно которой, появление славянской письменности может быть косвенно связано с обнаружением в Тавриде останков римского консула-мученика (если предположить, что Евсевий прав и речь идет о Тите Флавии Клементе, сосланном в Крым, а не o Святом Клименте) мне нравится своей эксцентричностью.

Так или иначе, святые Кирилл и Мефодий в 867 году прибывают в Рим по приглашению римского папы Николая Первого, везя с собой драгоценные мощи Климента Римского. Мы должны на мгновение представить себе эту атмосферу ликования, охватившего население Вечного Города во время прибытия мощей. Эти люди совершенно безучастны к приходящему в упадок античному великолепию, которое их окружает. Колонна Траяна, фронтоны храма Пия и Фаустины воспринимаются ими как памятники погибшей цивилизации зла, которая так же чужда, как "александрийский столп" таджикскому дворнику в Санкт Петербурге, или, пожалуй, даже более.
Полутемные своды высоких базилик, озаряемые мерцающим светом лампад и сотен свeчей, дым курильниц, медоточивое пение псалмов на греческом и твердый голос первосвященника, провозглашающего латинское Credo, - такова реальность, в которой мавзолею Августа не отведено никакого места.

7

Внутренний коридор базилики Сан Клементе, построенной в Девятом Веке. Вверху, над ней "Сан Клементе Нуова", пoстроенная в Двенадцатом Столетии; внизу, под ней, - раннехристианский и римский уровни. Фотография Владимира Кузнецова. Январь 2011 г.

8

Фреска из Сан Клементе, показывающая возвращение мощей Климента в Рим. Одинадцатый век. Фотография взята с ресурса

http://sacrificium-laudis.blogspot.com/2008_06_01_archive.html

Однако наивнo рассматривать всю историю римского христианства византийского периода через призму суровой аскетики. Последняя, конечно, оказывала сильное влияние на поведенческие стереотипы, однако, вряд ли была доминирующим течением, несмотря на все усилия миссионеров Пятого Века таких, как Святой Иероним. Гораздо более важным представлялось умение видеть духовным оком скрытый смысл вещей, что предопределяло глубокий символизм мировосприятия.

Показательным в этом отношении является мозаичный образ Честнаго Креста, представленного как Древо Жизни.
Хотя и расположенный в алтарной части более поздней базилики ("Сан Клементе Нуова"), построенной в Двендацатом Столетии, он, по мнению исследователей, является столь типичным для более раннего христианства, что, скорее всего, был был собран заново, будучи перенесенным из базилики Шестого или Четвертого Века.

9

Мозаика с Древом Жизни в виде Креста. "Верхняя базилика". Фотография В. Кузнецова. Январь 2011 г.

10

Мозаика с Древом Жизни в виде Креста. Общий  вид. Фотография В. Кузнецова. Январь 2011 г.

Чувство гармонии рождается при созерцании фресок, расположенных на более “ранних уровнях” Сан Клементе. Попасть к ним можно через вход под часовней Святого Доминика. Одна из них недaвно стала объектом пристального внимания, так как, согласно новой гипотезe, под изображением Богородицы с Младенцем (которое является поздней переделкой более ранней фрески) скрыт портрет жены императора Юстининана, Теодоры, придерживавшейся монофизитского вероисповедания.
Была ли переделка фрески вызвана осуждением монофизитской ереси или другими причинами, сказать трудно. Несомненно, однако, что создание фрески "с Теодорой", следует отнести к периоду понтификата папы Иоанна Второго (533 - 535 гг.) или ко времени взятия Рима войсками Велизария в 536 году.

11

"Теодора" из Сан Клементе. Фотография с ресурса

http://sufferingworld.blogspot.com/2010/04/rome-where-pagan-meets-christian.html

Папа Иоанн Второй, бывший до своего избрания понтификом, титуляром (titular), или главным священником прихода Сан Клементе, пользовался особым благорасположением Константинополя, поэтому представляется возможным, что часть богатых литургических даров, полученных от императора, была пущена на отделку внутреннего убранства базилики.
Однако не стоить видеть в щедром жесте Юстиниана только благотворительность. Готовясь к итальянскому походу и возвращению Рима в лоно Империи, он хорошо знал на кого стоит опираться. Каким бы удивительным это не казалось сегодня, но римская аристократия вовсе не горела желанием вновь видеть римского императора в Вечном Городе.
Причина тому отнюдь не старые республиканские симпатии или языческие традиции патрициев. При остготских "королях",  не имевших ни морального авторитета, ни толстых кошельков, ни даже не знавших толком латинского, сенатская аристократия могла быть довольна ролью вечного регента при наследнике-парвеню. Приход централизованной власти, с прекрасным административным и фискальным опытом в области сбoра налогов не мог не представлять потенциальной угрозы их положению.
Впрочем, свободные люди с толстым кошельком всегда представляли опасность для любого авторитарного режима. Поэтому в поступке Юстиниана, осыпающего дарами римскую церковь, приветствующую в нем избавителя от досадных еретиков-готов, мне видится прагматичный подход шахматиста-профессионала.

12

Фоллис Юстиниана, отчеканенный на римском монетном дворе.

http://www.acsearch.info/search.html?search=Justinian+Rome&view_mode=1&en=1&de=1&fr=1&it=1&sort=&c=&a=&l=#39

Однако вернемся на триста лет вперед (отрезок времени, оказавшийся достаточным, чтобы поглотить династию Романовых).
В 869 году под сводами Сан Клементе также мерцают лампады и константинопольский монах (Святой Мефодий), скорбящий о смерти брата, пытается убедить римского папу, Адриана Второго, разрешить забрать ему останки Святого Климента в Цареград. Папа, ссылаясь на народное недовольство, выступает против и, наконец, в результате долгой беседы найден компромисс - останки Святого Климента останутся в базилике, там же будет погребен основатель слваянской письменности.

Однако мощам Святого Кирилла через девятьсот лет придется также перемещаться в пространстве. В период захвата Рима республиканцами (1798 год), базилика Святого Клемента будет закрыта и ларец с драгоценными мощами вскрыт в присутствии нотариуса (!), после чего перемещен в Новую Церковь (Кьеза Нуова), для хранения рядом с мощами святого Филиппа Нери. Однако уже в следующем году мощи Святого Кирилла бесследно исчезнут. Лишь в 1963 году, в год 1100-летия крещения славянства, их малая толика будет обретена в семейной часовне Реканати (Recanati) на побережье Адриатики. В ноябре 1963 года она будет торжественно передана Сан Клементе для захоронения в алтарной части часовни Святого Кирилла.
Но это уже другая история...
Продолжение следует.


По мнению Леонарда Бойля, автора монографии A Short Guide to St. Clement’s (Rome, 1989, p. 5), "в Тавриду" мог быть сослан бывший хозяин Климента, Тит Флавий Клемент.

Назад